Колесников В.Г.

Люди чести и долга.

Колесников Владимир Григорьевич, кавалер ордена Мужества.

Память.

«Вова Колесников как спецназовец был просто суперчеловек. Я таких больше нигде не встречал, ни в одном отделе…и вряд ли такие люди появятся».

«Для нашего отдела, для спецназа России, это невероятная потеря. Он много мог бы сделать полезного, направить в то русло, в котором можно было работать на качественно ином уровне. Уникальный был человек»

(вспоминают о Володе сослуживцы, которые пока не могут назвать себя)

 

   А звезды по могильным плитам разбрелись, —

По тем местам, где эти парни родились.

Над слезною рекою стаи черных птиц…

Наверно, даже горю нет границ…

       

Разные люди живут в нашем городе. Многими из них мы гордимся – они строят, лечат, учат. Но есть особая группа людей, работа которых – рисковать своей жизнью ради жизни других людей, ради защиты государственных интересов. Об одном из таких людей я хочу рассказать.

         Мы живем в сложном мире. Угроза террористических актов становится постоянной. Весь мир содрогнулся от трагедии на Дубровке, а захваты Буденновска и школы в Беслане показали всем зверское лицо терроризма. Имена Басаева, Масхадова, организовавших эти преступления, стали символом зла. И кто-то должен был остановить это зло. Мы гордимся, что таким человеком, одним из тех, кто ведет эту героическую борьбу, стал подполковник, командир спецподразделения хабаровского отряда «Альфа», выпускник нашего Многопрофильного лицея (бывшей школы № 50) Колесников Владимир Григорьевич. Передо мной лежит книга «Приказ № 0085. Профессия «А», в которой на большинстве страниц на фотографиях наш Володя, и о нем написано очень много самых хороших слов. Он для меня – настоящий Герой. И мне трудно представить, что он учился в тех же классах, сидел за теми же партами, что и я.  Он — один из лучших выпускников Многопрофильного лицея города Хабаровска. Окончил школу в 1987 году. Беловолосый, сильный, гибкий мальчишка, веселый, любящий шутки, смех, а в душе это был настоящий мужчина с очень сильным характером: он никогда не кривил душой и всегда говорил то, что думал – так вспоминают о нем учителя. Не всем это нравилось, но уважали его все, так как знали, что он надежный и ответственный человек. И профессия, которую он выбрал, полностью соответствовала качествам его характера.

И, если вдруг захвачен самолет или дом,

Преступник, террорист не ведает пощады,

И вот мы здесь – в патроннике патрон,

Сигнала ждем – рвануться из засады!

Колесников Владимир

Владимир Колесников родился 28 октября 1970 года в Хабаровске. В 1987 году поступил в высшее пограничное военно-политическое училище КГБ СССР. С 1991 года по 1995 проходил службу в погранвойсках Закавказского и Дальневосточного ПО. В 1993 году принимал участие в боевых действиях в республике Таджикистан. Десятого января 1992 года Владимир становится заместителем начальника 12 пограничной заставы по военно-политической работе (127 пограничный отряд Краснознаменного Закавказского погранокруга КГБ СССР). 10 января 1992 года он назначен заместителем начальника 9 пограничной заставы по работе с личным составом 77 пограничного отряда Дальневосточного пограничного округа. 19 апреля 1993 года — краткая запись в послужном списке: «Полагать выполнявшим задачи в зоне чрезвычайного положения в республике Таджикистан». За этими строчками — сложнейшая ситуация на границе с Афганистаном. Медаль «За отвагу» еще со времен считалась самой ценной наградой для воина. В целом в зоне контртеррористических действий на Северном Кавказе провел 393 дня. Начал с начальника пограничной заставы и закончил командиром отделения группы «Альфа» в звании подполковника.

Курсант

Целевое назначение группы «Альфа» — борьба с терроризмом и другими особо опасными экстремистскими проявлениями, связанными с захватом заложников, транспортных средств, режимных объектов, дипломатических представительств как на территории страны, так и за ее пределами. «Альфа» формировалась из сотрудников территориальных органов КГБ, имевших стаж оперативной работы не менее года и годных по состоянию здоровья для полетов в космос.

 К кандидатам предъявлялись особые требования – эмоционально уравновешенные, оптимистично настроенные, способные сохранять спокойствие в экстремальных ситуациях офицеры. Особое внимание уделялось морально-волевым качествам, командному духу. Подготовка была разнообразна: прыжки с парашютом, ориентирование на местности, марш-броски, переходы, военно-подрывное дело, вождение любых транспортных средств, умение работать в искусственно созданных «газовых камерах», на горных вершинах и под водой. Бойцы группы владеют всеми отечественными и зарубежными видами стрелкового и специального оружия, способны вести огонь ночью и днем на предельной дальности, поражать цель с первого выстрела на ходу, по вспышкам и на звук. В считанные секунды они могут вскрыть любую дверь, люк или замок, перерезать стальные прутья и цепи. Они знают на память планы гостиниц, железнодорожных вокзалов и аэропортов, схемы посольств и иностранных представительств, поэтажные планы жилых домов, особняков и дач дипломатов, количество техники и боеприпасов у противника. В Хабаровске отделение «Альфа» было создано в 1984 году приказом Председателя КГБ № 0085. Именно в этой сложнейшей структуре хотел служить Володя.

 В 1995 году его мечта сбылась, он был зачислен в спецподразделение «Альфа» ГУО России, пройдя жесточайший отбор. Высокие результаты показал в физической, огневой, специальной подготовке, в военных дисциплинах. Хорошо осведомлен о деятельности спецподразделений в других странах. Среди других претендентов был заметен активным общением со всеми, уверенностью в своих силах, способностью увлечь за собой и быть в центре внимания (г. Хабаровск).

 Начальник 3 отделения регионального отдела специального назначения Управления ФСБ по Хабаровскому краю.  Прошел от оперуполномоченного до начальника отделения. Неоднократно выезжал в боевые командировки для выполнения задач в рамках контртеррористической операции в Чеченской Республике. В последующем, проходя службу Владимир доказал, что его мечта осуществилась, что служба в спецподразделении «Альфа» состояние его души, что он боец от бога и готов пожертвовать собой ради жизни других людей.  Награжден медалью «За отличие в военной службе» 3 степени, приказ ФСБ РФ от 8.12.99. №636 — за 10 лет военной службы. Позже получил медаль «За отвагу», а также медали ордена первой и второй степени «За заслуги перед отечеством», за мужество и отвагу при исполнении военного и служебного долга в Северо-Кавказском регионе в условиях связанных с риском для жизни. И уже одиннадцатого декабря 2002 года награжден медалью «За отличие в военной службе» второй степени по приказу ФСБ РФ. И уже после трагедии Владимиру посмертно вручают «Орден мужества» за мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при выполнении специального задания. В это же время в газетах напечатали: «Сегодня в столице Дальневосточного федерального округа — скорбный день. Чекисты прощаются со своими боевыми друзьями, сотрудниками Управления ФСБ по Хабаровскому краю, которые погибли в результате катастрофы вертолёта Ми-8 в Чечне.

Как уже сообщалось, военный вертолёт Ми-8 потерпел катастрофу вечером 10 марта на границе Урус — Мартановского района и Заводского района Грозного. Из пятнадцати находившихся на борту судна человек семеро — дальневосточники, бойцы подразделения «Альфа». Все погибшие — не старше 35 лет. До сих пор судьба хранила этих парней: за годы проведения антитеррористических мероприятий это первый случай гибели наших сотрудников ФСБ в «горячей точке»

Срок возвращения их из командировки должен был наступить только через две недели. Это тот самый случай, когда, невзирая на огромную тяжесть потери, коллеги не могут разглашать их имён и показывать лиц даже после гибели. Впрочем, офицеры «Альфы» и при жизни никогда не лезли под фотообъективы, не надевали парадных мундиров. Только в памяти коллег, родных и близких они останутся под настоящими именами.

 Командировка хабаровских спецназовцев началась напряженно: едва успев приехать, как от руководства стали поступать задачи одна за другой. То оперативно-боевые мероприятия в населенных пунктах, то специально операции в горах, то силами подразделения нужно было организовать воздушно-поисковую штурмовую группу, задачей которой являлось патрулирование района проведения специальной операции, выявление и досмотр подозрительных лиц и транспорта. Как говорится, «ни секунды покоя». Но сотрудники понимали: на то он и спецназ.

Начальник отделения Регионального отдела специального назначения «Альфа» Управления ФСБ России по Хабаровскому краю подполковник Колесников Владимир (позывной «Амур») такое развитие событий предвидел, поэтому спецназовцы начали заранее готовиться по его руководством по всем темам оперативно-боевой подготовки еще у себя дома, кто  в Хабаровске, кто в Биробиджане. Действовали по суворовскому принципу : «Тяжело в учении, легко в бою»…

Вот и сопутствовала им сейчас удача: на днях они вместе  с сотрудниками Центра Специального назначения ФСБ России, других подразделений ведомства участвовали в ликвидации одиозного лидера незаконных бандформирований Аслана Масхадова.  «Амур» уже думал, кого и как наградить из подчиненных за проведенные оперативно — боевые мероприятия и специальные операции в этой успешно складывающейся для них командировке. Что и говорить, его парни порой с риском для жизни, проявляя самоотверженность, мужество и отвагу, поставленные задачи всегда выполняли высокопрофессионально и в полном объеме. Да и срок окончания командировки уже был не за горами.

И тут, как говорят спецназовцы, нарисовалась» еще одна задача. Предстояло слетать в одно местечко и вернуться обратно той же вертушкой. (Речь шла о доставке взятых в плен боевиков Масхадова в штаб – так рассказывают ребята). Да разве это задача? Ребятам приходилось и неделями сидеть в засадах, ничего особенного, даже как-то обыденно.

Задание было выполнено, и «восьмерка» с десантом на борту вылетела обратно в Ханкалу. До пункта назначения оставалось совсем немного. Вечерело. Вертолет летел над землей на бреющем полете, опасаясь зенитно-ракетных и огневых средств бандитов. И вдруг яркая вспышка и мощный удар почти слились во времени. Резкий удар бросил людей, находящихся на борту, вперед, потом обратно, словно вертолет столкнулся с невидимой стеной. Вертушка, теряя высоту, стала неестественно заваливаться на борт. Быстро и страшно приближалась земля, вертолет падал почти вертикально. Раздался сильный удар, треск ломающихся стоек шасси, скрежет сминающейся кабины, звон бьющегося стекла и грохот ломающихся лопастей. Вертолетчиков бросило вперед, на приборную доску, срывая перегрузкой с их голов кожаные шлемофоны. Одного из спецназовцев каким-то чудом выбросило за пределы радиуса вращающихся, словно гильотина, лопастей основного винта, других разметало по транспортно-десантному отсеку.. Ми-8 замер, уткнувшись в грунт.. Через долю секунды острый запах керосина резанул по ноздрям, и упавший вертолет сразу же охватило пламенем. Как выяснилось при расследовании обстоятельств трагедии, на высоте около 35 метров столкновение вертолета с с проводами линии электропередач. А за секунды до этого столкновения по «восьмерке» с земли велся огонь из стрелкового оружия – на обшивке упавшего борта в районе кабины пилотов были найдены пулевые пробоины. Вертолетчики, пытаясь уйти от огня, совершили маневр, но неожиданно перед кабиной возникли провода Л/П…

В результате авиакатастрофы погибли двенадцать сотрудников ФСБ, один был тяжело ранен. Причем раненого спецназовца, выброшенного из вертолета, спас местный житель – чеченец, который нашел его лежащим без сознания рядом с догорающим вертолетом и на своем автомобиле отвез в медицинский пункт 46-й ОБрОН.  

 Официальное сообщение: «8 марта 2005 года в ходе спецоперации ФСБ в селе Толстой-Юрт ликвидирован президент республики Ичкерия Аслан Масхадов, лично руководивший террористическими операциями на Дубровке, захватом Буденновска, захватом школы в Беслане.  10 марта подразделение «Альфа» из Хабаровска, находившееся на борту вертолета, попало в авиационную катастрофу в районе Алхан Калы. Погибли подполковники Владимир Колесников и Александр Есягин, майоры Дмитрий Гассан, Андрей Щербакови Игорь Петренко, капитаны Алексей Сипанов и прапорщик Эдуард Питихин.

Накануне специальным самолетом  в Хабаровск прибыл «груз 200», который встречали друзья — военнослужащие, члены правительства Хабаровского края, полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Константин Пуликовский. Полпред выразил соболезнования родным и близким погибших сотрудников:

«Нет ничего трудней, чем хоронить друзей. Мы обязательно изучим причины авиакатастрофы и окажем всю возможную помощь родственникам погибших. К великому сожалению людские жизни уже не вернёшь. Светлая им память,- сказал полпред.- В Доме офицеров Российской армии состоится прощание с погибшими, и похоронены они будут вместе — как и служили до последнего дня…»

Колесников Владимир хотел дослужиться до генерала, ему совсем немного оставалось, но изменить судьбу никто не смог… Он говорил, что там, где он был, в том месте, где лучше вообще никогда не быть, самое страшное —  это предательство. Самое страшное, когда летишь на задание, а тебя уже ждут…чтобы убить, но еще страшнее знать, что предал не кто-то посторонний, а свой человек, как и мы, отвечающий за безопасность своей страны и своих людей.

  Честь, долг, достоинство, боевое братство стали для него основными принципами жизни. Любимая его фраза: «Родину любить надо» среди его друзей стала крылатой. А любимая песня Володи: «Раньше думай о Родине, а потом о себе!» 

  Лежат боевые друзья в одном ряду, плечом к плечу. Так же, как воевали, так же, как приняли смерть. Но Володя и в этом ряду — первый.       

    У каждого времени — свои знаковые фигуры. Для сегодняшнего, противоречивого, суматошного, сложного просто необходимы люди с устойчивым миропониманием, имеющие нравственный стержень, который выдерживает любые испытания. И этот стержень — патриотизм. «Родину надо любить» — я еще раз повторю эту любимую Володину поговорку. Люди, лишенные чувства Родины, не должны сегодня командовать армией, руководить страной, заниматься ее образованием и культурой. С такими нашу страну не возродить. Нам нужны люди, любящие свою страну, с обостренным нравственным чувством, с совестью, умеющие профессионально делать свое дело. Истинного патриота можно ошеломить, на какое-то время сбить с толку, но чуть ли не на генном уровне в нем крепко заложено — не будет честный человек жить хорошо, если плохо его стране.

     Вот таким человеком был наш Володя, подполковник Владимир Григорьевич Колесников, командир Хабаровского отряда «Альфа». Между прочим, на представление к званию Героя России чиновники из   Министерства обороны ответили: «Слишком много героев…». А для нас, лицеистов МОУ «Многопрофильный лицей» г. Хабаровска, он — настоящий герой, настоящий хабаровчанин, которым может гордиться наш город. И мы гордимся, что он — один из нас! Он мечтал стать генералом — и не дошел всего 2 ступеньки. Очень жаль.

Маленький сын на могиле отца

    И еще одно — нашей Родине нужно научиться любить и беречь своих сыновей. Без них у нее тоже не будет будущего.

 

Память. Вспоминают родные и друзья Колесникова Владимира Григорьевича.

Из воспоминаний матери, Нины Григорьевны:

«С детства Володя был очень самостоятельным и ответственным ребёнком, с детства испытывал тяготение к учёбе… и к армии, даже книги он читал только о войне,- рассказывает Нина Григорьевна,- и все разговоры были только на военную тему «И воспитательница в детском саду говорила, что Вова — будущий воин. Никто не подозревал, как все было серьезно. В 1984 году при трагических обстоятельствах погибает отец Володи, и Володя берет на свои, еще неокрепшие мальчишечьи плечи, заботу о младшем брате и матери. Смерть отца не помешала Володе готовиться к будущей службе — он записался во множество спортивных секций и усердно занимался в них вплоть до поступления в училище. Тренер Вовы, Юрий Николаевич, очень хвалил и гордился своим подопечным, как ни как, а член сборной края, первый спортивный разряд и лучший спортсмен ДЮСШ — 3 1987 года и её рекордсмен (прыжки в высоту- 195 см.). И это далеко не все заслуги Володи. В детстве помогал, заботься о младшем брате Мише (разница в возрасте между ними 6 лет и позже Михаил тоже пошёл в армию, сейчас является преподавателем Пограничного института в городе Хабаровске). В доме всегда был порядок, Володя был очень аккуратным, у него все всегда было разложено по полочкам, к этому же он приучил и младшего брата Мишу. Был требовательным, заменил братишке отца. В лагере Вова — председатель Совета  дружины, в школе —  командир Отряда Почетного караула. С детства это был очень добрый и ласковый человек, всегда внимательный ко всем. На выпускном вечере одноклассницы ему даже газету нарисовали на военную тему, но на вечере Вова толком и не был — этим же днём он улетал в Москву поступать в военное училище КГБ. Он был так счастлив, когда его зачислили в Голицинское училище КГБ! Там получал повышенную стипендию, а после получения высланных матерью денег недовольно отвечал, что он должен ей деньги высылать, а не она ему. Вскоре Володя обзавёлся семьёй — жена Наташа, старшая дочь Надя и маленький сын Слава (когда он родился, мы впервые увидели слёзы его отца, этого очень сильного и серьёзного человека, «будущий спецназовец» — так окрестил Володя своего новорожденного сына), на момент гибели отца ему ещё и года не было, теперь он видит отца только на фотографиях. Это была девятая и последняя поездка Владимира, сразу после 20 февраля — операция по захвату Масхадова. Погода утром была ужасная, все надеялись, что они не улетят, сама погода, будто была против, но они улетели… Последний раз он позвонил 8 марта, поздравил и обещал перезвонить…, но так и не перезвонил. Утром по телевизору передали, что в Чечне подстрелили вертолёт. Никто не ожидал, что это были наши. После операции они возвращались на базу из Беслана, и попали в засаду. Ранили пилотов, вертолёт потерял управление и попал в линию электропередач. Люди внутри сгорели сразу, лишь Володю  и его сослуживца Стаса выбросило волной. Это случилось 10 марта 2005 года, сыну не было и 35 лет. Через полгода на поминках собрались все родственники погибших и Стас, который чудом выжил в этой трагедии. Все ждали, что он скажет что-нибудь, но он лишь встал и расплакался…»

Вспоминает жена Володи,  Наталья Колесникова.

Нас познакомила Володина мама. Это тот редкий случай, когда свкровь выбрала себе невестку. И потом уже, в жизни, всегда была на моей стороне…

Однажды Вова приехал из Москвы и говорит, что у него там девушка появилась. А мама: «Никакой Москвы. Я тебе здесь невесту нашла». Через некоторое время мы встретились. На работе, в магазине. Я смотрю: заходит парень здоровенный и весь белый-белый, я таких альбиносов раньше никогда не видела. А буквально за пару месяцев до этой встречи я была в гостях у деда, и, ложась спать, про себя сказала- «на новом месте приснись жених невесте». И мне приснился такой огромный белобрысый мужик с карими глазами. И вот он стоит передо мной – блондин с карими глазами. Сразу сон вспомнился. Через год мы поженились. Мы жили по-военному. В доме всегда был строгий режим и распорядок. Вова решал все! Начиная от покупки продуктов и размещения мебели в доме, кончая какими-то глобальными вопросами. Такой он был…очень военный человек. Я знала, что дома все всегда правильно и хорошо, что есть продукты, он снимал с меня ответственность за все происходящее. И меня такая строевая жизнь очень устраивала. Дочка отца просто обожала, только что строевым шагом дома не ходила. А 9-го мая у них был святой день – собраться с утра и на площадь Ленина, на парад. Сейчас его нет, а Надя каждый год ходит на парад. Володина жизнь вся была подчинена службе. Я всегда знала, что работа у него на первом месте, и привыкла к этому, сама погрузилась в этот «солдатский» мир и воспринимала такое положение как данность. Он был очень боевой, везде, что называется, лез и ничего не боялся. Отсюда и постоянные травмы. Даже в 2004 году, когда мы узнали, что у нас будет сын, он лежал в больнице – ему веко зашивали, была там история с захватом ребенка китайского предпринимателя, так он тогда на полкорпуса в «Жигули» запрыгнул, чтобы остановить вымогателя, а тот ему ключом глаз рассек. Он очень переживал, что со зрением будут проблемы, а, значит, и со службой. Когда я сказала, что у нас будет сын, он предложил подождать, боялся, вдруг уволят, что тогда делать? Но когда появился Славка… Сейчас он единственный наследник фамилии отца. Думаю, что Вова всегда хотел сына. Всегда. Но это было незаметно, потому что он не подавал виду. Когда я родила Надю, он приехал из командировки и просто так сказал: «Ну. Покажи нашего лягушонка…». Это как в сказке – «родила царица в ночь не то сына, не то дочь, не мышонка, не лягушку, а неведому зверюшку». А когда родился Славка… Вова заплакал. Я позвонила и сказала: «Я родила. Мальчик. Вес столько-то, рост столько-то…» В ответ – тишина. Я говорю: «Вова, ты здесь?». И слышу такой шумный, настоящий всхлип! Правда, он потом отпирался…

При всей соей жесткости, Вова очень любил мягкие игрушки, но не простые, а чтобы смешные, немного дурацкие – то у бычка язык торчит, то у тигренка колпачок чудной… А однажды увидел на витрине огромного кота и сразу в него влюбился. Кот был красивый, почти как настоящий. Но мы тогда его не купили, дорого показалось. Но через пару месяцев, к 23 февраля я подарила ему этого замечательного кота, и он забрал его с собой в командировку. Потом рассказывал, что все принимали кота за настоящего, а уборщица пыталась прогнать его с кровати. Может, многие таким его не знали, но дома он бывал другим. Какой бы он не был, но другого такого точно нет! Это был мужик. Только и могу теперь ежедневно сверяться с ним в вопросах воспитания детей – что бы Вова сказал, как поступил? У него это очень хорошо получалось!

 

Вспоминает о Владимире его одноклассник Алексей Рощин,

  военнослужащий:

«Красиво я никогда не писал. Но о Колесникове Владимире попробую. Знаю его первого с класса, и проучились вместе до десятого. И за всё это время я не помню, чтобы о нём не говорили ничего. Он всегда был на виду, на слуху, в центре событий. Его энергии хватило бы на десятерых. Но при всём этом он не был хулиганом, Вовка даже дрался только по делу.

Когда он решил стать военным, я не знаю, но когда он это решил — это было ясно всем. Он собирал все, что было связано с армией, читал много военно-патриотической литературы. Постоянно начищен, причёсан. Приучал себя к дисциплине. Хотя это давалось ему с трудом. «Энерджайзер». Именно поэтому он и не стал простым военным, а выбрал для себя именно самую-самую опасную и ответственную службу.

Вообще о Колесникове можно говорить очень много. И то что, когда стали организовываться в школах военно-патриотические секции, вопрос о том, кто будет командиром Отряда Почетного караула даже не стоял. Тогда наш отряд был лучшим в городе, мы даже встречали американского военного министра во время его визита в Хабаровск. И то, что благодаря ему и ещё нескольким ребятам мы заняли первое место в городе на право открывать первыми Вечный Огонь на площади Славы. И именно он был самым первым школьником, который заступил на этот пост.

Дальше жизнь раскинула всех. Но мы переписывались, встречались в отпусках, отдыхали вместе семьями (я был свидетелем на его свадьбе).                                          О его работе писать не буду, так как сам многого не знаю. Такая уж у него была служба.                                                                                                                              И в заключение хочу сказать, что именно таких мужиков называют настоящими, ГЕРОЙ. И это не красивое слово. Это правда.

                                           Одноклассник, друг, немного «родственник».

                                           Рощин Алексей».

 

А вот что помнит о Володе его бывшая учительница истории Богаченко Людмила Семеновна:

«Колесников Володя — один из самых любимых моих учеников. С первой встречи на уроке истории у нас установился человеческий контакт, который никогда не прерывался, до конца его такой трудной и короткой жизни. Открытый, любознательный, до предела честный, он никогда не кривил душой — и этим вызывал большое уважение к себе не только со стороны друзей, но и со стороны учителей. Он умел дружить, он умел взваливать на свои плечи любую ответственность, и все знали, что он никогда не подведет…Он так и остался центровым своего класса. Когда он приходил на вечер встречи с выпускниками, в нашем классе собирались все, чтобы пообщаться с ним и послушать его рассказы!  Последняя встреча с одноклассниками Володи произошла на Хабаровском кладбище, в день открытия Мемориала памяти Володи и его друзей, погибших в тот страшный день. Печальной была та встреча.…Но там были все. Ира Токайская сказала: «Как всегда первый…». Патриотом Володя был не для показухи и красивых слов (которые говорят сегодня все, кому не лень), а до самой глубины своего существа. Мы все были потрясены, ощутили чувство какой-то страшной, непоправимой потери. И когда я узнала о гибели Володи, первая мысль была — Россия теряет лучших своих детей!»

 

Вспоминают сослуживцы, друзья Володи.

(фамилии тех, кто еще служит, не указываются)

«…та командировка… они предчувствовали. Особенно командир, который летел – Колесников, он чувствовал – что-то будет. Он и своим друзьям сказал (никогда этого раньше не делал) – «если со мной что-нибудь случится, помогите семье…»

«Вова Колесников как спецназовец был просто суперчеловек. Я таких больше нигде не встречал, ни в одном отделе…и вряд ли такие люди появятся».

«Для нашего отдела, для спецназа России, это невероятная потеря. Он много мог бы сделать полезного, направить в то русло, в котором можно было работать на качественно ином уровне. Уникальный был человек.»

 

              «…они были бесстрашными. Особенно Колесников, Балабанов и Есягин. Это те люди, которые не боялись вообще ничего. Люди, которые были по настоящему готовы к смерти в любую минуту»

 

 

Вспоминает о Володе сотрудник ФСБ, кавалер ордена Мужества Сергей: «Владимир был незаурядным, творческим и думающим командиром спецназа. Своих людей в мясорубку зазря никогда не бросал, а искал нестандартные и нешаблонные ходы. Прежде чем отдать подчиненным боевой приказ, «Амур» буквально выворачивал наизнанку оперов, чтобы они представили полную и точную информацию о предстоящей задаче. Порой на разведывательных выездах, чтобы не рисковать своими людьми, сам шел на обдуманную авантюру. Как-то высказал оперу смелое решение по захвату одного из опасных бандитов, а потом добавил: «Я один его возьму…».

«Амур» был яркой личностью, всегда и во всем хотел быть первым. Тщательно изучал военную и специальную литературу. Частенько я видел в его руках книги «Партизанская война», «Агентурная работа с населением». Наизусть знал назначение и тактико-технические характеристики всего вооружения. Сделал сводную таблицу по имеющемуся вооружению спецназа для своих подчиненных. Увлеченно, с интересом строил учебный процесс боевой подготовки, ставя сотрудников в условия, близкие к реальным, готовя подчиненных к войне.

Володя обладал обостренным чувством справедливости, порой ругался с руководством, но всегда отстаивал свою точку зрения на тот или иной вопрос военной подготовки. Он со знанием дела комплектовал свое отделение. Подчиненные его уважали и любили. Твердо знали – командир своих ребят никогда не бросит, не сдаст, а разберется сам, если что.

Его, несомненно, ждала блестящая офицерская карьера, наверняка и генеральские погоны. Он был настоящим человеком».

Вспоминает друг Володи Алексей Шумаков

В самом начале90-х годов, при отработке команды «Набат», мы познакомились с Володей. Тогда РУБОП работал вместе с ФСБ. Ну и СОБР, где я тогда служил, тоже участвовал во всем этом. Мы тогда и познакомились. У нас тогда новое вооружение пришло. И тут такой белесый парень, очень любопытный, все время лазил у меня там, проверял, чем я вооружен, какая радиостанция у меня, как я одет и во что обут. У них тогда переходный период был и трудновато было со снабжением. В те годы у бандформирований и прочих негодяев были новейшие системы вооружений, которые еще в спецслужбах не видели. Каким-то чудесным образом это все происходило. В общем, в этот момент мы как-то обратили друг на друга внимание. Какой-то он любопытный парень был. Мы свое дело делали, они свое.  Нам тоже интересно было посмотреть кое-что и у них там всякие интересные штучки посмотреть. В общем, присматривались, изучали друг друга. Как профессионалы, отнеслись к этой встрече. Потом мы занимались на вертолетах. И у них там несколько нюансов не получалось. А мы со своим отсутствием опыта и без наивной веры, что так делать нельзя, некоторые нормативы даже перевыполняли. Так и познакомились на совместных тренировках. Вот так и по службе, на войне и в быту, в мирное время, в радости и горе, в общем, дальше шли по жизни вместе. Он-то человек был очень ответственный. Если кто-то попадал в беду, то всегда помогал. Ну и тоже, требовал соответственно! Если у них, допустим, занятия по вождению бронетанковой техники. А у нас в отряде был БТР. Он нас всех замучает, но добьется, чтобы ему этот БТР выделили для занятий.  Если спусковые устройства нужны были, он заранее всех предупреждал. Я ему свои давал. Были возможности, вот и помогали друг другу. У нас, когда ранило моего товарища, Сережку Краева, а Серега Харитонов погиб, мне выдали 15 тысяч рублей, чтобы я вывез раненых. На эти деньги я должен был из Хабаровска слетать туда и обратно и как-то их забрать. Я просто встал и не знал, что делать. Позвонил Владимиру, и он сказал: «Сейчас порешаем этот вопрос», И решил! Нам выделили место в самолете начальника ФСБ Патрушева, вот я тогда и привез всех и раненого Сережку Краева. Ну и нас там встречали, поили-кормили, как героев, в общем. Это было приятно осознавать. Вот так вот… А перед последней командировкой у него автоавария была и травма позвоночника. И он должен был 8 месяцев лечиться и отлеживаться. А он сам себя поднял, стал заниматься интенсивно восстановлением и поехал снова. И не вернулся. Просто он за работу сильно переживал, за ребят за своих брал ответственность.

Про таких людей всегда разные байки рассказывают. И про Володю Рассказывали. Ну вот такую. «На банкете. Ну, вот сейчас, этак коротенько, минут на сорок, подполковник Колесников скажет тост!». Это про него. Он ведь такой балагур был. Он вообще любил, чтобы всем было весело. Рассказывал часто случаи из своей курсантской жизни. И не совсем смешные. Учился у них такой маленький никчемушный анголец с орденом на груди в форме звезды. И когда его спросили, что это за награда, он ответил, что он герой своей страны. А получил звезду за то, что подбил 2 танка М60. С этого момента Владимир стал восторгаться этим парнем. Когда я получил свою медаль «За отвагу», он мне, чтобы я сильно не гордился, специально принес книжку про медали и говорит: «Знаешь, за что раньше медаль «За отвагу» давали? В Великую Отечественную войну солдату надо было 2 танка подбить». Этим он показал разный вес этих наград. И у него, и у меня есть орден Мужества.

Вспоминает друг Володи Сергей Краев.

Он готовил себя в военные пограничники с самого раннего детства. Книги читал по военной истории, закалял дух и тело. Младшего брата гонял, тот тоже окончил пограничное училище. Это призвание. Это жизненный путь. Он физически и интеллектуально готовил себя к этой службе.. Для меня это высший критерий, по которому можно определить специалиста. И здесь, и там, в горах, он был связующим звеном между разными спецслужбами войсками, и «Альфой», и СОБРом, и десантникам.  И он это делал не по долгу службы, а благодаря своему открытому и общительному характеру. Нас с ним объединяли многие общие черты –ответственность, любовь к порядку. Он ведь был настоящий педант во всем, и в быту, и в службе. У нас даже все книги и фильмы любимые совпадали. Даже не сговариваясь, всегда выбирали одно и то же. Все об армии, об операциях. Обменивались опытом, встречались и обсуждали разные идеи, спорили, находили что-то новое. Потом внедряли, каждый в своем подразделении. И людей таких же подбирали, похожих на себя по отношению к службе, ответственных, надежных. Это же свои традиции, своя культура. Командир подбирает себе команду, как хирург инструмент. Чтобы каждый был на своем месте, и каждый знал свое дело лучше всех. И мы, и он так делали. Он вообще всецело отдавался службе. Задавал нам самую высокую планку. Я так всегда говорю своим ребятам: «Когда вы достигнете такой степени, что будете в выходные приходить на работу без приказа, и заниматься своим самосовершенствованием в службе – значит, вы состоялись, как офицеры». Это ведь наше призвание. Поэтому, когда мы встретились с Вовой, сразу, через 10 минут, стали друг друга понимать с полуслова, и, несмотря на разницу в годах, быстро подружились. При нашей службе, у нас нет времени на долгие годы общения, поэтому своего и врага распознаешь быстро. А с Вовой было понятно сразу все, легко и просто. Он подшутить любил. Очень открытый был человек. Мы очень похожи. Негибкие мы. Любим правду-матку в глаза. Таких начальство не любит. После гибели Вовы и его группы все поняли, каких ребят, какое боевое подразделение потеряли. «Альфа» понесла сильную потерю в боевом отношении. Отношения у нас были не только дружеские, но и профессиональные. Учились друг у друга всему. Он и людей по себе подбирал, таких же правильных, как и он сам. Никто ему ни в чем не отказывал, потому что знали, что и он всегда готов помочь. Мы сами договаривались о взаимопомощи между нашими службами. Ведь если обращаться по начальству, то результат замучаешься ждать. Поэтому внизу все решалось быстро и эффективно. Это что касается подготовки на вертолетах, на БТРах.  У него еще тесные связи были с морским спецназом. Это что касается водолазной подготовки. Вова на службу был настроен всегда и постоянно. Как-то я только вернулся из очередной командировки, и он сразу начал меня расспрашивать: «Какая погода в горах? Какая обстановка? Что лучше с собой брать?». Ну и начались разговоры военные. И возник как-то сам собой вопрос о смерти. И плавно мы перешли к тому, что лучшая смерть не в постели от старости, а в бою.

В общем, что еще сказать? С его уходом у нас всех такое чувство, что нарушено очень важное звено в наших рядах. Отличные организационные способности, потенциал идей у него был огромный. Он заражал людей своим энтузиазмом, знаниями, энергией. Нам всем его сейчас страшно не хватает.